hippy_end: (Default)
У меня появилась Френда nadyape, которая тоже ставит у себя стихи Георгия Иванова ) Вот, решил с ней чуть-чуть «посоревноваться» )



* * *



Холодно бродить по свету,
Холодней лежать в гробу.
Помни это, помни это,
Не кляни свою судьбу.

Ты еще читаешь Блока,
Ты еще глядишь в окно
Ты еще не знаешь срока –
Все неясно, все жестоко,
Все навек обречено.

И конечно жизнь прекрасна
И конечно смерть страшна,
Отвратительна, ужасна,
Но всему одна цена.
Помни это, помни это
– Каплю жизни, каплю света…

– «Донна Анна! Нет ответа.
Анна, Анна! Тишина».


Г. Иванов, начало 20 века
hippy_end: (Default)
САМЫЙ КОРОТКИЙ ДЕНЬ

У меня такое впечатление, что за последнюю неделю количество комментов в жж явно уменьшилось. Интересно, это всего лишь мое восприятие, или реальное влияние на людей самых долгих ночей???


* * *

Пожалейте меня, сир!
Я давно позабыл мир,
Я скитаюсь двенадцать лет,
У меня ничего нет!

«Для того чтоб таких жалеть
У меня хороша плеть
У меня молоток – гвоздь
Прямо в кость, дорогой гость».


Г. Иванов, 1922
hippy_end: (Default)
Для Френда mymarii – уже столько дней пытаюсь угадать, что решил все же попробовать… Мне кажется, это – красиво?..


* * *


Так тихо гаснул этот день. Едва
Блеснула медью чешуя канала,
Сухая пожелтевшая листва
Предсмертным шорохом затрепетала.

Мы плыли в узкой лодке по волнам,
Нам было грустно, как всегда влюбленным,
И этот бледно-синий вечер нам
Казался существом одушевленным.

Как будто говорил он: я не жду
Ни счастия, ни солнечного света –
На этот бледный лоб немного льду,
Немного жалости на сердце это.


Г. Иванов, 1922
hippy_end: (Default)
Вот, еще один мягкий и грустный стих Георгия Иванова:




* * *

Оттого и томит меня шорох травы,
Что трава пожелтеет и роза увянет,
Что твое драгоценное тело, увы,
Полевыми цветами и глиною станет.

Даже память исчезнет о нас – и тогда
Оживет под искусными пальцами глина
И впервые плеснет ключевая вода
В золотое, широкое горло кувшина.

И другую, быть может, обнимет другой
На закате, в условленный час у колодца
И с плеча обнаженного прах дорогой
Соскользнет и, звеня, на куски разобьется.


Г. Иванов, начало 20 века


Память уже почти исчезла, и после 100 лет – вместо глины под искусными пальцами и ключевой воды – бетонные фундаменты очистных сооружений
hippy_end: (Default)
Раз уж осень пришла, то вот мой любимый древний стишок у Георгия Иванова:


РАЗГОВОР



Грустно! Отчего Вам грустно
Сердце бедное мое?
Оттого ли, что сегодня
Солнца нет и дождик льет?

Страшно? Отчего Вам страшно
Бедная моя душа?
Оттого ли, что приходит
Осень, листьями шурша?

– Нет, погода как погода,
Но наверно веселей
Биться в смокинге банкира,
Чем скучать в груди твоей.

– Нет, но завтра, как сегодня
И сегодня, как вчера
Лучше б я была душою
Танцовщицы в Opera.

– Так нетрудно, так несложно
Нашу вылечить тоску,
– Так нетрудно в черный кофе
Всыпать дозу мышьяку.

– Я Вам очень благодарен
За практический совет
Я не меньше Вас скучаю
Целых двадцать восемь лет.

Г. Иванов, 1923


Ну, и древний стишок чуток повеселее, чтобы не слишком грустилось )))

СЧИТАЛКА

Мы жили и взрослели,
А рядом и кругом
Мудреные Емели
Мололи языком:

Про агнца и овечек,
Копыта и рога,
Про то, что богу – свечка,
А черту – кочерга.

Что изгнанным из рая
На скаредном столе
Положена седьмая
Вода на киселе –

Ни рыба и ни мясо,
И что-то на потом.
Побойтесь, лоботрясы,
Идти таким путем.

Но поздно или рано
Мы слышали разлад,
Ведь семь глазастых нянек
Детей не доглядят.

И, все переиначив,
На кончике пера
Варили наудачу
Супы из топора.

И от таких стараний
Для каждого и всех
Сбывались обещанья
Под дождичком в четверг!

А. Развалов, 1982
hippy_end: (Default)
Для labeliya – древний стишок понравившегося ей любимого мною Георгия Иванова на тему «Жесть»


ФИГЛЯР



Я храбрые марши играю,
Скачу на картонном коне.
И, если я умираю,
Все звонко хлопают мне.

Мои представленья не плохи,
Понравятся, коль поглядишь:
Ученые прыгают блохи,
Танцует умная мышь.

А то, если милые гости
Хотят, мы в дальнем углу
Отыщем ржавые гвозди,
Особенную пилу.

Приятно тела восковые
Гвоздем раскаленным колоть:
Трепещут они, как живые,
Нежны, как живая плоть.

Я сердце когда-то измучил,
И стало негодным оно,
А пытки для глупых чучел
Выдумывать – так смешно.

Я детские песни играю,
В карманах ношу леденцы
И, если я умираю,
Звенят мои бубенцы.

Г. Иванов, примерно 1911-1912
hippy_end: (Default)
Еще древний стишок


* * *



Неправильный круг описала летучая мышь,
Сосновая ветка качнулась над темной рекой,
И в воздухе тонком блеснул, задевая камыш,
Серебряный камешек, брошенный детской рукой.

Я знаю, я знаю, и море на убыль идет,
Песок засыпает оазисы, сохнет река,
И в сердце пустыни когда-нибудь жизнь расцветет,
И розы вздохнут над студеной водой родника.

Но если синей в целом мире не сыщется глаз,
Как темное золото косы и губы, как мед,
Но если так сладко любить, неужели и нас
Безжалостный ветер с осенней листвой унесет.

И может быть в рокоте моря и шорохе трав
Другие влюбленные с тайной услышат тоской
О нашей любви, что погасла, на миг просияв
Серебряным камешком, брошенным детской рукой.

Г. Иванов, примерно 1911-1912
hippy_end: (Default)
Еще три древних стишка


* * *



Вновь с тобою рядом лежа
Я вдыхаю нежный запах
Тела пахнущего морем
И миндальным молоком.

Вновь с тобою рядом лежа
С легким головокруженьем
Я заглядываю в очи
Зеленей морской воды.

Влажные целую губы
Теплую целую кожу
И глаза мои ослепли
В темном золоте волос.

Словно я лежу, обласкан
Рыжими лучами солнца
На морском песке и ветер
Пахнет горьким миндалем.

Г. Иванов, примерно 1911-1912


* * *

Друг мой влюбился в Марину,
Друг маринистом стал,
Только Марину-картину
В белой стене рисовал.

Губы и волосы с охрой,
Лица без воска и зла…
Белые стены и окна
Скрыли Марины глаза.

Он рисовал ей улыбку,
Грусть и гвоздику в руках,
Белую ночь в изголовье,
Пляж в южно-синих мазках,

Гладил ей кистями щеки,
Лил на палитру вино…
В белых халатах пророки
Утром забрали его,

Белым закрасили стены,
Вымыли окна… А днем
В дом поселилась улыбка
С грустью, и воздух с дождем.

М. Лотарёв, 1981



ЗАСТОЛЬНАЯ

Собирается с мира по нитке,
Эй, гонцы, не жалей коренных!
Веселящие душу напитки
Ожидает дележ на троих.
Сколько нас, обретающих чудо
С юных лет до почтенных седин.
В горловине стандартной посуды
Обитает диковинный Джинн!
Дав невольнику выйти на волю
Снова в сотый и тысячный раз
Ждешь от гостя за хлебом и солью
Узаконить калифом на час.
Властвуй, властвуй, нетрезвое иго,
Пусть отныне во веки веков
Будет мчаться аллюром квадрига:
Ты и Вера, Надежда, Любовь!
Пусть авансы, заклады, ломбарды,
Смутность дней, перепутанность дат
Переложат грядущие барды
На мотив триумфальных баллад!

А. Развалов, 1982

Profile

hippy_end: (Default)
hippy_end

September 2015

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 12:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios